Вайшнав – достойнейший в материальном мире человек

Chaitanya

Вайшнав – достойнейший в материальном мире человек. Он – друг каждого живого существа и олицетворяет собой все благое, что есть в мире. ( Джайва-дхарма, Бхактивинод Тхакур )


Вот эти последние фразы, ну, если вы внимательно меня слушали, то вы наверняка замечаете, что это самое основное убеждение, которое у меня есть, что никого лучше вайшнавов нигде нет, если это действительно вайшнав. Т.е. вот это убеждение, понимаете, потому что вайшнавизм – это искусство строить отношения. Кто есть лучше тех, кто умеет строить отношения с другими живыми существами так, чтобы доставлять им удовольствие, не причинять им никаких беспокойств и т.д.? Кто есть вообще? Никого нет. Т.е. мы персоны. 

Я подхожу к тебе и думаю, что наше общение должно доставить мне удовольствие и ты то же самое думаешь обо мне, а в конце оказывается, что я думал, как тебя использовать, ты думал, как меня использовать, и мы в конце начали бодаться: нет, мое желание должно быть исполнено – нет, мое желание – нет, сейчас смотрим телевизор – нет, идем в спортзал. Вот даже на этом уровне. 

Я встретил тебя, хочу общаться, ты встретил меня, хочешь общаться, а я имперсоналист. Ты меня полюбил, а я к тебе безразличен. Можно назвать меня лучшим из людей? Нельзя.

Ты пришел, я пришел, у меня заморочки в саттве, у меня картинка, у тебя картинка, если не совпало – сложности; совпало – все хорошо. 

И только вайшнавы гибкие, во-первых, они очень гибкие… Гибкость личности определяется тем, насколько человек умеет уступать свое желание. Смотрите, в тамасе человек настроен на то, чтобы навязать свое желание. В раджасе – он соперничает, он не возражает, чтобы твое желание тоже исполнилось, но он соперничает за то, чтобы его желание исполнилось первым, потому что а кто его знает, у второго желание исполнится или нет. В саттве человек готов уступить, пусть первое исполнится твое, но какая у него заморочка? Но мое тоже обязательно должно исполниться, пусть вторым, но обязательно должно исполниться, эта привязанность есть. Т.е. мы что говорили? Саттва – это готовность встать в очередь. В очередь – это что значит? Что сейчас я согласен, у тебя там карма хорошая, усилия хорошие, ты все сделал, сейчас твоя очередь, но обязательно должна прийти и моя очередь.

А кто такой преданный? Он тот, кто может сказать: пусть просто всегда исполняются твои желания. Вы понимаете, это что за живое существо? Мы даже представить себе не можем. Поэтому наши ачарии так на этом настаивают, что вайшнавы, настоящие вайшнавы, не мы с вами, вот настоящие вайшнавы – это самые хорошие живые существа, лучше них никого нет, потому что они гибкие, они чистые и самое главное – они любят перед собой видеть кого-то счастливым. Это очень же отличает.

Поэтому вот эти последние утверждения, которые Вайшнав дас сделал, – это базовые утверждения: нет никого достойнее в материальном мире, вайшнавы – друзья для всех живых существ и они олицетворяют собой все благое, что вообще в этом мире может быть.

(м.Арчи, из лекции к Джайва-Дхарме)

Асат-санга, или есть ли счастье в отношениях с эгоистом

asat-sanga

Мы говорили о том, что человек должен выбирать общение. Мы должны понимать, дорогие вайшнавы, что первый шаг делается не так, что мы сразу идём и начинаем говорить вокруг себя людям: идите, я не хочу с вами общаться. Нет, это происходит внутри, человек внутри сначала пересматривает и переоценивает все свои контакты. Мы должны ясно увидеть, что во всех своих контактах мы надеемся только на то, что все окружающие люди будут ублажать наши чувства, и мы должны ясно увидеть, что то же самое хотят другие живые существа по отношению к нам. И что когда мы общаемся с живыми существами, счастье возможно только в одном случае – если наши представления о чувственном наслаждении совпали. Вот когда совпали – нет борьбы, и тогда вот это называется материальное счастье, а когда не совпали – лучше об этом даже не разговаривать, какой бой начинается вообще между живыми существами.

И поэтому вот эта внутренняя перестройка, что я эгоист и я общаюсь с эгоистами и при всём при этом в каком бреду надо быть, каким выключенным надо быть, чтобы при этих реалиях рассчитывать на счастье… На самом деле это надо, чтобы разум был… сказать выключенным это ничего не сказать, я слова не могу найти, в каком состоянии должен быть разум, чтобы вот на этой территории искать счастья. Мудрые, как только они в ком-то зафиксировали эгоизм, они знают – с этим общаться нельзя. Общаться с миром эгоизма, если ты сам конечно решил эту проблему, то есть если ты сам не эгоист, общаться с эгоизмом это всегда значит просто постоянно страдать, зачем это всё надо? Либо страдать, либо быть эксплуатированным, вот пожалуйста выбор. Если ты не соглашаешься, чтобы тебя эгоист эксплуатировал, он начинает тебе причинять страдания в отместку за то, что ты не подчинился. То есть либо я могу тебя использовать и тогда ты хороший, а как только я не могу тебя использовать, я готов тебя убить. Всё, вот эта формула в конечном итоге, которая живёт в голове у каждого эгоиста. Цепочка мыслей, цепочка эмоций у каждого эгоиста она такая, у нас в том числе. Могу использовать – ты пупушка, как только не могу использовать – сразу думаю, как либо избавиться от тебя, либо уничтожить, если уже избавиться не могу.

И поэтому вот этот момент, что должно произойти внутреннее решение, мы должны понимать, чтобы мир эгоистов для нас стал асат-сангой, для этого мы сами должны перестать быть эгоистами, во всяком случае мы должны стать людьми, которые стремятся перестать быть эгоистами. Вот когда мы стремимся перестать быть эгоистами, мы начинаем понимать, что с эгоистами общение – это очень сложная вещь.

(Из лекции матаджи Арчи к 4-й песне Шримад Бхагаватам)

Чем отличается общение вайшнавов от общения материалистов?

Дипломатия

Шукадева Госвами говорит: «Этим отличается разговор материалистов от разговора преданных».

Это означает, что преданные общаются по-другому. Как «по-другому»?

Вот материалисты общаются так. Есть я, есть другое живое существо, и между нами – вожделение, зависть, жадность, гнев, еще что-то. И когда мы разговариваем, мы обмениваемся этим. Я обмениваюсь своим вожделением, своей жадностью, своей завистью. Другое живое существо обменивается своим вожделением.

Когда мы обсуждали «Упадешамриту», если вы помните, я там сказала, что вот в этой самой праджалпе есть один, очень важный для людей, занятых в духовной жизни, момент. Когда мы сидим и обмениваемся материальной информацией, мы, духовные люди, которые прилагают усилия для того, чтобы достичь состояния непредвзятости, простить тем, кто нас обидел, самому стараться уже никого не обижать и т.д., мы имеем вот такую какую-то непонятную ситуацию. Что за непонятная ситуация? Мы имеем такую ситуацию, что мы слушаем о чужом гневе, т.е. о чужих привязанностях и ненависти, и просто, сидя на месте, начинаем плохо относиться к каким-то живым существам. Или наоборот, у них нет этой заслуги, а мы начинаем относиться к ним хорошо. И мы можем понимать, что когда общаются материалисты, они добиваются только этого – чтобы у нас побудить те же привязанности и те же антипатии, которые есть у них. Read more